На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Ходорковский - РБК: «России, возможно, предстоят иски еще и других акционеров»

Экс-руководитель ЮКОСа Михаил Ходорковский

«Роснефть» и «Газпром» могут столкнуться с финансовыми проблемами из-за решения гаагского арбитража, говорит в интервью РБК экс-руководитель ЮКОСа Михаил Ходорковский.

- Михаил Борисович, поздравлять ли вас с решением Гаагского суда в пользу экс-акционеров ЮКОСа, ведь вы не являлись стороной в процессе?

- Конечно, поздравлять. Потому что помимо финансовой составляющей, где я не являюсь стороной, я, несомненно, был заинтересован в общем решении, которое сводится к тому, что все «дело ЮКОСа» являлось фальшивкой.

- Верите ли вы в то, что бывшим акционерам ЮКОСа удастся дождаться выплаты Россией 50млрд долларов, или придется охотиться по всему миру за собственностью РФ, на которую по суду возможно наложить арест? Готова ли стратегия поиска и ареста активов?

- По второй части вопроса - вам , конечно, нужно разговаривать с Леонидом Борисовичем [Невзлин, один из бывших бенефициаров ЮКОСа]. Я прекрасно понимаю, и вы понимаете, что ни о какой добровольной выплате компенсации речи идти не будет. Это будет длинный, муторный процесс с активами. У меня совершенно не было никакого желания принимать участие в таком процессе. Поэтому вопрос о том, как это будет осуществляться, вам - еще раз повторю - надо задать Леониду Борисовичу.

Но что является важным - это то, что в решении Арбитражного суда в Гааге конкретно указано не только российское государство, но и бенефициары разграбления ЮКОСа. Во-первых, «Роснефть», а во-вторых, «Газпром». Это, как поясняют юристы, открывает широкие возможности для судебных, исполнительных процедур в отношении этих организаций. Я думаю, что у Игоря Ивановича Сечина сейчас будет больше проблем, чем он ожидал.

- Иными словами, возможно ли наложение ареста на имущество государственной «Роснефти», которая получила активы ЮКОСа или на имущество компании BP, вошедшей в стратегический альянс с «Роснефтью»?

- Вы мне задаете вопросы, на которые должен отвечать либо Леонид Борисович, либо юристы. Я не настолько большой специалист в международных исполнительных процедурах.

Другое дело, как бывший руководитель компании я могу сказать, что при наличии такого иска и наличии такой исполнительной процедуры у компании, кроме коротких сделок трейдинговых (о покупке и продаже продукции), все сделки закрыты. Никакой возможности привлечь международное финансирование, привлечь инвесторов на сегодняшний день у этих компаний [«Роснефть» и «Газпром»] уже не существует. Все! Я думаю, это закрыто для них надолго.

- Среди прочего в решении Гаагского суда говорится, что аукцион о продаже «Юганскнефтегаза», основного добывающего актива ЮКОСа, был сфальсифицирован. Не может ли это быть основанием для оспаривания результатов этого аукциона?

- Со своей точки зрения, - но я могу ошибаться - наверняка, оспаривать можно, но смысл-то какой? Насколько я понял решение, компенсация покрывает все эти потери, и акционерам, скорее, выгоднее добиваться компенсации, чем вести локальные оспаривания.

Надо обратить внимание, что в данном случае речь ведь идет о компенсации не всем акционерам, а только тем, которые были участниками процесса. А это, насколько я себе представляю, несколько больше 50% акций. То есть России, возможно, предстоят иски еще и других акционеров, которые не были участниками процесса. Но это мои спекуляции - я не настолько глубоко в теме.

- Вам не кажется, что нынешняя победа экс-акционеров ЮКОСа над Россией в суде могла и не состояться, если бы международное общественное и политическое мнение не было сейчас так настроено против Москвы за ее действия на Украине?

- Я, как лицо в этом вопросе безответственное, могу говорить прямо. Вы же прекрасно понимаете, что решение было принято в 2009г. [в ноябре 2009 года Гаагский арбитраж принял решение рассматривать дело по существу на основании специального положения Энергетической хартии, позволяющего применять её к подписавшему государству]. И Россия знала о том, что оно принято. Радостно войдя в процесс в 2004г. и рассчитывая на победу в нем, в 2009г. российские чиновники приняли решение выйти из Энергетической хартии, потому что как раз в 2009г. было принято то решение по первому этапу дела. И его результат стал предсказуем. Хотя я убежден, что Владимиру Путину не докладывали о том, насколько решение будет огромным, тем не менее о том, что оно будет не в пользу «Роснефти» и ее подельников, было очевидно с 2009г. Но и потом: в практике международных арбитражей 500-страничные решения не рисуются за месяц. Это нереально просто.

- Не может ли нынешнее решение быть основанием для рассмотрения вопроса о реабилитации бывших сотрудников ЮКОСа – ведь фактически суд в Гааге опровергает вывод первого дела, о том, что ЮКОС – недобросовестный налогоплательщик?

- Без всякого сомнения, дело ЮКОСа будет пересмотрено, но также без всякого сомнения, это произойдет после того, как нынешний российский режим перестанет руководить нашей страной.

- Нет ли у вас опасений, что российское государство в качестве ответной меры на решение Гааги может вернуться к теме взыскания с бывших руководителей ЮКОСа налоговой недоимки примерно в 500 млн долларов? Как известно, ваш партнер Платон Лебедев до сих пор находится в России, и такие требования могут быть к нему предъявлены.

- На самом деле, к нему эти требования предъявлялись все время. Существует решение ЕСПЧ, обязательное для исполнения в РФ, о том, что в части этого иска приговор ничтожен. Это решение очень прямое и однозначное. Но если вы меня спрашиваете: ожидаю ли я противоправных действий со стороны нынешней российской власти? Да, конечно. И любой человек, который живет у нас в стране с открытыми глазами, эти противоправные решения в отношении себя ожидает в любой момент, в любую секунду.

- Еще одной формой реакции Москвы на решение суда, наверное, могло бы стать инициирование так называемого «третьего дела ЮКОСа». Верите ли вы в такую перспективу?

- Я предполагал, что условное «третье дело» является предостережением тем людям, которые хотели бы получать финансовую поддержку от бывших акционеров ЮКОСа. Потому что то третье дело – так называемое «дело экспертов» - базировалось на том, чтобы признать любые деньги, поступающие в РФ со стороны бывших акционеров ЮКОСа, отмыванием преступных доходов. Я думаю, что «третье дело» держится под эту задачу. Я знаю, что каждый год его продлевают. Я к этому отношусь, как вы понимаете, абсолютно философски. За эти 10 лет к подобного рода угрозам я привык.

Есть вопрос: могут ли они мне конкретно чем-то грозить? Нет, ничем!

- Показательное совпадение – решение по делу ЮКОСа в Гааге вынесено практически одновременно с окончанием срока вашего заключения (если бы не было помилования, срок истек бы в августе этого года). В прессе утверждалось, что после окончания этого срока, с осени 2014 года вы начнете активную общественную деятельность – откроете СМИ, станете поддерживать правозащитные и другие общественные организации. Можете это подтвердить или опровергнуть?

- Повторю, до сентября я занимаюсь семейными делами. Это происходит потому, что в жизни моей семьи сейчас есть некоторые проблемы, которые требуют моего значительного участия. Тем не менее, к сентябрю, я полагаю, что смогу заниматься и другими делами. И это будет какая-то общественная деятельность, направленная на Россию.

В то же время я только что вам описал реальные проблемы «третьего дела», поэтому те, кто предполагал, что я могу выступить в качестве спонсора тех или иных проектов в России, к сожалению, должны огорчиться. Это нереально.

Что касается СМИ, то еще раз подчеркну, что никакие свои СМИ я не создаю. То место, где отражается моя точка зрения, - это мой сайт. Так и будет в дальнейшем.

А помимо этого, я с удовольствием отвечаю на вопросы СМИ тогда, когда мне есть, что сказать.

- Ваш друг и партнер Платон Лебедев после истечения срока заключения так же, как и вы, выедет из России?

- Я думаю, что, к моему глубокому сожалению, вы не правы. Я предполагаю, что Платона Лебедева используют опять в качестве заложника. И если это действительно так, то из России его не выпустят. Хотя мне хотелось бы верить, что наша власть хоть немножко очеловечилась, но это... мечты.

Роман Баданин

Читать полностью:http://top.rbc.ru/economics/28/07/2014/939443.shtml

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх